Россия готовится ввести «руткоины»?

Финансы >> 12.06.2017, 21:43

Введенные Западом санкции должны были уничтожить российскую экономику по принципу: «нет долларов – нет рублей». Эффект от их введения хоть и болезненный, но не убийственный. И все же ситуация требовала нестандартного решения, которым и стало предложение о введении национальной криптовалюты.

Для нейтрализации влияния санкций российскому руководству за 3 года пришлось потратить более 500 млрд. долл. Поскольку «табу» в обозримом будущем США и Европа отменять не планируют, экономисты предложили ввести суверенную электронную валюту, которая может получить название «руткоин». Ограничения и лимиты на электронные деньги не смогут распространяться, поскольку в «пакете 1990 года» такого понятия еще не было.

Главное достоинство руткоина в том, что его эмиссия будет подконтрольна отечественным властным институтам (по аналогии с американским Федрезервом). Криптовалюту в необходимых объемах возможно использовать на любые цели, прежде всего инвестиционные. Однако на потребительский рынок путь руткоину будет затруднен, как в свое время было с советским «безналичным» рублем.

Таким образом в РФ будет восстановлена трехконтурная модель финансовой системы, делящая валюту для инвестиционных, внешних и внутренних расчетов.

Но есть у руткоина и существенный минус: его невозможно признать национальной валютой в правовом поле: придется менять Конституцию и подводить этот денежный инструмент под действие «пакета 1990-го». Иностранной или международной валютой он также не станет: ни одно из государств не сможет быть субъектом эмиссии, а структура ООН – МВФ не возьмет на себя данную компетенцию.

Наверное, именно поэтому Минфин выступил с предложением адаптировать руткоины под российское законодательство в виде «иного имущества». При этом должна быть возможность обязательной идентификации его обладателя либо получателя.

Проблемы с национальной криптовалютой пока до конца не решены, но ее введение дает России шанс сбросить ярмо «Вашингтонского консенсуса» без формального нарушения международных обязательств. В нынешних реалиях соотношение между риском и выгодой не только приемлемо, но и фактически оптимально.